Запомнить этот сайт


Рекомендуем:

Анонсы
  • Сестры >>>
  • Сестры >>>
  • Трогательный случай >>>


Новости
По многочисленным просьбам.... >>>
А вы знаете что? >>>
Сегодня у кого-то... >>>
читать все новости


Все рассказы


Случайный выбор
  • Рыжий  >>>
  • Сестры  >>>
  • Игра с огнем  >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Рыжий >>>
  • Трогательный случай >>>
  • Сестры >>>





счетчик

Комната на чердаке

Сначала миссис Паркер показывает вам квартиру с кабинетом и приемной.
Не смея прервать ее, вы долго слушаете описание преимуществ этой квартиры и
достоинств джентльмена, который жил в ней целых восемь лет. Наконец, вы
набираетесь мужества и, запинаясь, признаетесь миссис Паркер, что вы не
доктор и не зубной врач. Ваше признание она воспринимает так, что в душе у
вас остается горькая обида на своих родителей, которые не позаботились дать
вам в руки профессию, соответствующую кабинету и приемной миссис Паркер.
Затем вы поднимаетесь на один пролет выше, чтобы во втором этаже
взглянуть на квартиру за восемь долларов, окнами во двор. Тон, каким миссис
Паркер беседует на втором этаже, убеждает вас, что комнатки по-настоящему
стоят все двенадцать долларов, как и платил мистер Тузенберри, пока не уехал
во Флориду управлять апельсиновой плантацией своего брата где-то около Палм
Бич, где, между прочим, проводит каждую зиму миссис Мак-Интайр, та, что
живет в комнатах окнами на улицу и с отдельной ванной, - и вы в конце концов
набираетесь духу пробормотать, что хотелось бы что-нибудь еще подешевле.
Если вам удается пережить презрение, которое выражает миссис Паркер
всем своим существом, то вас ведут на третий этаж посмотреть на большую
комнату мистера Скиддера. Комната мистера Скиддера не сдается. Сам он сидит
в ней целыми днями, пишет пьесы и курит папиросы. Однако сюда приводят
каждого нового кандидата в съемщики, чтобы полюбоваться ламбрекенами. После
каждого такого посещения на мистера Скиддера находит страх, что ему грозит
изгнание, и он отдает еще часть долга за комнату.
И тогда - о, тогда! - Если вы еще держитесь на ногах, потной рукой
зажимая в кармане слипшиеся три доллара, и хриплым голосом объявляете о
своей отвратительной, достойной всяческого порицания бедности, миссис Паркер
больше не водит, вас по этажам. Она громко возглашает: "Клара!", она
поворачивается к вам спиной и демонстративно уходит вниз И вот когда,
чернокожая служанка, провожает вас вверх по устланной половичком узенькой
крутой лестнице, ведущей на четвертый этаж, и показывает вам Комнату на
Чердаке. Комната занимает пространство величиной семь на восемь футов
посредине дома. По обе стороны ее располагаются темный дощатый чулан и
кладовка.
В комнате стоит узкая железная кровать, умывальник и стул. Столом и
шкафом служит полка. Четыре голые стены словно смыкаются над вами, как
крышка гроба. Рука ваша тянется к горлу, вы чувствуете, что задыхаетесь,
взгляд устремляется вверх, как из колодца - и вы с облегчением вздыхаете:
через маленькое окошко в потолке виднеется квадратик бездонного синего неба.
- Два доллара, сэр, - говорит Клара полупрезрительно, полуприветливо.

Однажды в поисках комнаты здесь появилась мисс Лисон. Она тащила
пишущую машинку, произведенную на свет, чтобы ее таскала особа более
массивная. Мисс Лисон была совсем крошечная девушка, с такими глазами и
волосами, что казалось, будто они все росли, когда она сама уже перестала, и
будто они так и хотели сказать: "Ну что же ты отстаешь от нас!"
Миссис Паркер показала ей кабинет с приемной.
- В этом стенном шкафу, - сказала она, - можно держать скелет, или
лекарства, или уголь...
- Но я не доктор и не зубной врач, - сказала, поеживаясь, мисс Лисон.
Миссис Паркер окинула ее скептическим, полным жалости и насмешки,
ледяным взглядом, который всегда был у нее в запасе для тех, кто оказывался
не доктором и не зубным врачом, и повела ее на второй этаж.
- Восемь долларов? - переспросила мисс Лисон. - Что вы! Я не
миллионерша. Я всего-навсего машинистка в конторе. Покажите мне что-нибудь
этажом повыше, а ценою пониже.
Услышав стук в дверь, мистер Скиддер вскочил и рассыпал окурки по всему
полу.
- Простите, мистер Скиддер, - с демонической улыбкой сказала миссис
Паркер, увидев его смущение. - Я не знала, что вы дома. Я пригласила эту
даму взглянуть на ламбрекены.
- Они на редкость хороши, - сказала мисс Лисон, улыбаясь точь-в-точь,
как улыбаются ангелы.
Не успели они уйти, как мистер Скиддер спешно начал стирать резинкой
высокую черноволосую героиню своей последней (неизданной) пьесы и вписывать
вместо нее маленькую и задорную, с тяжелыми блестящими волосами и оживленным
лицом.
- Анна Хелд ухватится за эту роль, - сказал мистер Скиддер, задрав ноги
к ламбрекенам и исчезая в облаке дыма, как какая-нибудь воздушная
каракатица.
Вскоре набатный призыв "Клара!" возвестил миру о состоянии кошелька
мисс Лисон. Темный призрак схватил ее, поднял по адской лестнице, втолкнул в
склеп с тусклым светом где-то под потолком и пробормотал грозные
таинственные слова: "Два доллара!"
- Я согласна, - вздохнула мисс Лисон, опускаясь на скрипящую железную
кровать.
Ежедневно мисс Лисон уходила на работу. Вечером она приносила пачки
исписанных бумаг и перепечатывала их на машинке. Иногда у нее не было работы
по вечерам, и тогда она вместе с другими обитателями дома сидела на
ступеньках крыльца. По замыслу природы мисс Лисон не была предназначена для
чердака. Это была веселая девушка, и в голове у нее всегда роились всякие
причудливые фантазии. Однажды она разрешила мистеру Скиддеру прочитать ей
три акта из своей великой (не опубликованной) комедии под названием "Он не
Ребенок, или Наследник Подземки".
Мужское население дома всегда радостно оживлялось, когда мисс Лисон
находила свободное время и часок-другой сидела на крыльце. Но миссис
Лонгнекер, высокая блондинка, которая была учительницей в городской школе и
возражала: "Ну уж, действительно!" на все, что ей говорили, садилась на
верхнюю ступеньку и презрительно фыркала. А мисс Дорн, догорая по
воскресеньям ездила на Кони-Айленд стрелять в тире по движущимся уткам и
работала в универсальном магазине, садилась на нижнюю ступеньку и тоже
презрительно фыркала. Мисс Лисон садилась на среднюю ступеньку, и мужчины
быстро собирались вокруг нее.
Особенно мистер Скиддер, который отводил ей главную роль в
романтической (никому еще не поведанной) личной драме из действительной
жизни. И особенно мистер Гувер, сорока пяти лет, толстый, богатый и глупый.
И особенно очень молоденький мистер Ивэнс, который нарочно глухо кашлял,
чтобы она упрашивала его бросить курение. Мужчины признали в ней
"забавнейшее и приятнейшее существо", но фырканье на верхней и нижней
ступеньках было неумолимо.
Прошу вас, подождем, пока Хор подступит к рампе и прольет траурную
слезу на комплекцию мистера Гувера. Трубы, возвестите о пагубности ожирения,
о проклятье полноты, о трагедии тучности. Если вытопить романтику из
толстяка Фальстафа, то ее, возможно, окажется гораздо больше, чем в
худосочном Ромео. Любовнику разрешается вздыхать, но ни в коем случае не
пыхтеть. Удел жирных людей - плясать в свите Момуса. Напрасно самое верное
сердце в мире бьется над пятидесятидвухдюймовой талией. Удались, Гувер!
Гувер, сорока пяти лет, богатый и глупый, мог бы покорить Елену Прекрасную;
Гувер, сорока пяти лет, богатый, глупый и жирный - обречен на вечные муки.
Тебе, Гувер, никогда ни на что нельзя было рассчитывать.
Как-то раз летним вечером, когда жильцы миссис Паркер сидели на
крыльце, мисс Лисон взглянула на небеса и с милым веселым смешком
воскликнула:
- А, вон он, Уилли Джексон! Отсюда его тоже видно. Все насмотрели
наверх - кто на окна небоскребов, кто - на небо, высматривая какой-нибудь
воздушный корабль, ведомый упомянутым Джексоном.
- Это вон та звезда, - объяснила мисс Лисон, показывая тоненьким
пальцем, - не та большая, которая мерцает, а рядом с ней, та, что светит
ровным голубым светом. Она каждую ночь видна из моего окна в потолке. Я
назвала ее Уилли Джексон.
- Ну уж действительно! - сказала мисс Лонгнекер. - Я не знала, что вы
астроном, мисс Лисон.
- О да! - сказала маленькая звездочетша. - Я знаю ничуть не хуже любого
астронома, какой покрой рукава будет осенью в моде на Марсе.
- Ну уж действительно! - сказала мисс Лонгнекер. - Звезда, о которой вы
упомянули, называется Гамма из созвездия Кассиопеи. Она относится к звездам
второй величины и проходит через меридиан в...
- О, - сказал очень молоденький мистер Ивэнс, - мне кажется, для нее
больше подходит имя Уилли Джексон.
- Ясное дело, - сказал мистер Гувер, громко и презрительно засопев в
адрес мисс Лонгнекер, - мне кажется, мисс Лисон имеет право называть звезды,
как ей хочется, ничуть не меньше, чем все эти старинные астрологи.
- Ну уж действительно, - сказала мисс Лонгнекер.
- Интересно, упадет эта звезда или нет, - заметила мисс Дорн. - В
воскресенье в тире от моих выстрелов упали девять уток и один кролик из
десяти.
- Отсюда, снизу, он не такой красивый, - сказала мисс Лисон. - Вот вы
бы посмотрели на него из моей комнаты. Знаете, из колодца звезды видны даже
днем. А моя комната ночью прямо как ствол угольной шахты, и Уилли Джексон
похож на большую брильянтовую булавку, которой Ночь украсила свое кимоно.
Потом пришло время, когда мисс Лисон не приносила больше домой
неразборчивые рукописи для перепечатки. И по утрам, вместо того, чтобы идти
на работу, она ходила из одной конторы в другую, и сердце ее стыло от
постоянных холодных отказов, которые ей передавали через наглых молодых
конторщиков. Так продолжалось долго.
Однажды вечером, в час, когда она обычно приходила после обеда из
закусочной, она устало поднялась на крыльцо дома миссис Паркер. Но на этот
раз она возвращалась не пообедав.
В вестибюле она встретила мистера Гувера, и тот сразу воспользовался
случаем. Он предложил ей руку и сердце, возвышаясь над ней, как громадный
утес. Она отступила и прислонилась к стене. Он попытался взять ее за руку,
но она подняла руку и слабо ударила его по щеке. Шаг за шагом она медленно
переступала по лестнице хватаясь за перила. Она прошла мимо комнаты мистера
Скиддера, где он красными чернилами вписывал в свою (непринятую) комедию
ремарки для Мэртл Делорм (мисс Лисон), которая должна была "пируэтом
пройтись от левого края сцены до места, где стоит Граф". По устланной
половиком крутой лестничке она, наконец, доползла до чердака и открыла дверь
в свою комнату.
У нее не было сил, чтобы зажечь лампу или раздеться. Она упала на
железную кровать, и старые пружины даже не прогнулись под ее хрупким телом.
Погребенная в этой преисподней, она подняла тяжелые веки и улыбнулась.
Потому что через окно в потолке светил ей спокойным ярким светом верный
Уилли Джексон. Она была отрезана от всего мира. Она погрузилась в черную
мглу, и только маленький холодный квадрат обрамлял звезду, которую она
назвала так причудливо и, увы, так бесплодно. Мисс Лонгнекер, должно быть,
права: наверно, это Гамма из созвездия Кассиопеи, а совсем не Уилли Джексон.
И все же так не хочется, чтобы это была Гамма.
Она лежала на спине и дважды пыталась поднять руку. В третий раз она с
трудом поднесла два исхудалых пальца к губам и из своей темной ямы послала
Уилли Джексону воздушный поцелуй. Рука ее бессильно упала.
- Прощай, Уилли, - едва слышно прошептала она. - Ты за тысячи тысяч
миль отсюда и ни разу даже не мигнул. Но ты мне светил оттуда почти все
время, когда здесь была сплошная тьма, ведь правда? Тысячи тысяч миль...
Прощай, Уилли Джексон.
В десять часов утра на следующий день чернокожая служанка Клара
обнаружила, что дверь мисс Лисон заперта, дверь взломали. Не помогли ни
уксус, ни растирания, ни жженые перья, кто-то побежал вызывать скорую
помощь.
Не позже чем полагается, со страшным звоном, карета развернулась у
крыльца, и из нее выпрыгнул ловкий молодой медик в белом халате, готовый к
действию, энергичный, уверенный, со спокойным лицом, чуть жизнерадостным,
чуть мрачным.
- Карета в дом сорок девять, - коротко сказал он. - Что случилось?
- Ах да, доктор, - надулась миссис Паркер, как будто самым важным делом
было ее собственное беспокойство оттого, что в доме беспокойство. - Я просто
не понимаю, что с ней такое. Чего мы только не перепробовали, она все не
приходит в себя. Это молодая женщина, некая мисс Элси, да, - некая мисс Элси
Лисон. Никогда раньше в моем доме...
- Какая комната! - закричал доктор таким страшным голосом, какого
миссис Паркер никогда в жизни не слышала.
- На чердаке. Это...
По-видимому, доктор из скорой помощи был знаком с расположением
чердачных комнат. Он помчался вверх, прыгая через четыре ступеньки Миссис
Паркер медленно последовала за ним, как того требовало ее чувство
собственного достоинства.
На первой площадке она встретила доктора, когда он уже возвращался,
неся на руках астронома. Он остановился и своим острым, как скальпель,
языком отрезал несколько слов, не очень громко Миссис Паркер застыла в
неловкой позе, как платье из негнущейся материи, соскользнувшее с гвоздя. С
тех пор чувство неловкости в душе и теле осталось у нее навсегда. Время от
времени любопытные жильцы спрашивали, что же это ей сказал тогда доктор.
- Лучше не спрашивайте, - отвечала она. - Если я вымолю себе прощение
за то, что выслушала подобные слова, я умру спокойно.
Доктор со своей ношей шагнул мимо своры зевак, которые всегда охотятся
за всякими любопытными зрелищами, и даже они, ошеломленные, расступились,
потому что вид у него был такой, словно он хоронит самого близкого человека.
Они заметили, что он не положил безжизненное тело на носилки,
приготовленные в карете, а только сказал шоферу: "Гони что есть духу,
Уилсон!"
Вот и все. Ну как, получился рассказ? На следующий день в утренней
газете я прочел в отделе происшествий маленькую заметку, и последние слова
ее, быть может, помогут вам (как они помогли мне) расставить все случившееся
по местам.
В заметке сообщалось, что накануне с Восточной улицы, дом 49, в
больницу Бельвю доставлена молодая женщина, страдающая истощением на почве
голода. Заметка кончалась словами
"Доктор Уильям Джексон, оказавший первую помощь, утверждает, что
больная выздоровеет".
 

Антология составлена при поддержке - поэзия в голосе - аудиокнига стихов и сети Общелит - стихи современных поэтов , другие авторы
Все права принадлежат авторам